Следите за новостями:

Вятский поэт Алексей Елькин о своём творческом пути и истории нашей поэзии

Поэзия даёт волю к жизни

17.02.2022 14:08

6243

  Ян Деньгин
Вятский поэт Алексей Елькин о своём творческом пути и истории нашей поэзии

Алексей Анатольевич Елькин - поэт, член Союза писателей РФ, руководитель литературного клуба "Рассвет". Родился 1 мая 1960 года. Издано 5 книг с его стихотворениями.

Как вы определяете понятие «поэзия»?

Недавно у меня родилось определение – «поэзия даёт волю к жизни». Это, наверное, самое главное.

Когда вы в себе обнаружили склонность к творчеству?

Вообще поэзия была со мной изначально. И до школы мне больше всего нравились стихи. Когда в школу пошёл, уже знал «Бородино» наизусть. Как-то само получилось. Поэзия у меня  «заходила» легко.

В школе больше всего литература нравилась. Ещё физкультура, ну и физика, наверное. Нравились они из-за того, что учителя лучшие были по этим предметам. Литература нравилась именно из-за стихов в первую очередь. Очень нравилось учить стихи и их рассказывать. В школе я был в редакционной коллегии стенгазеты, туда писал материалы, часто стихами. Но это так, в школе скорее баловство, чем серьёзное занятие.

После школы, помню, в юности писал стихи о любви, юморные – в общем, они были разноплановые, но тогда я ещё внимания большого им не придавал. Только когда поступил в Киров учиться на режиссёра, тогда уже пошёл в литературный клуб «Молодость», и только там по-настоящему начал понимать, что такое поэзия, чем она отличается от, скажем, «стихоплетения».

В клубе были очень хорошие наставники: Маргарита Чебышева (в то время руководила клубом), Валентин Востриков был старостой клуба. В те времена (1980-е годы) атмосфера царила очень творческая. Далее были семинары, в том числе областные, я в них тоже участвовал. Ещё был Всесоюзный семинар в 1990 году. Проходил он в Москве для поэтов и прозаиков, пишущих для детей. По результатам этого семинара у меня была рекомендована в издательство книга для детей. Я её отложил на долгое время, и она издалась лет через 10-15,  если даже не 16.

Это «Жили были облака»?

Да, это она. А до этого появились «Загримируй город под Пьеро» - первая книга, в которой, можно сказать, два раздела – лирика и юмор. Книга скорее поискового характера была. Потом мы выпустили книгу «От сердца к солнцу». Она была выпущена на двоих в постперестроечную эпоху, когда, по большому счёту, решалась судьба России.

И мы издали неболшьшую книгу, буквально по восемь стихотворений. Считаю её значимой, потому что позже все стихотворения вошли в новый сборник, выпущенный при поддержке «Народной библиотеки» в 2005 году. И эта новая книга называлась «Огни купалы». И именно здесь определилась главная тема творчества – тема Руси, дух Руси, прикосновение к древней, дохристианской истории.

Далее – «Обережный круг». Здесь, как и предыдущие стихи, так и новые. В этой работе укоренилось направление творчества. Потом была выпущена аудиокнига, объёмная. Детскую книгу читает диктор, остальное читаю я.

Можете подробнее рассказать о творческом процессе?

Стихи для детей. Для их написания главное – отряхнуться от всей «взрослой» суеты, скажем так, и вспомнить себя ребёнком, проникнуттся этим чувством, посмотреть на мир глазами еребёнка. Этому помогает общение с детьми. Вдохновителями многих "детских" стихов были мои дети: дочь Светлана и сын Светослав.

Стихи для взрослых. Опять же, нужно удивиться чему-то. Очень важный момент – умение удивляться миру. От всего этого жизнь нас уводит, вроде всё обыденное, привычное. Но умение увидеть что-то новое в обычном, или познать что-то неведомое – именно тогда возникает вдохновение. Открытие свершилось – и теперь главным является фиксация мысли. Записать строчку, мысль – иногда бывает, что сразу ритм, образ, отдельная строка могут «вытянуть» стихотворение. Записываешь мысль на бумагу, а сейчас вот и на телефон фиксирую – чтобы не забыть. А когда нет под рукой ни того, ни другого (раньше телефон был простой, на нём было не записать мыслей) – то я звоню сыну, знаю, что он тоже по ночам не спит, работает. И говорю ему: «Слав, запиши». Бывает, что иногда сразу целиком запоминается стихотворение, но лучше, конечно, успевать записывать.

А вот если вам скажут: «Не могли бы вы сейчас стихотворение сочинить?» Смогли бы?

Так нет. Такие вещи, когда что-то по заказу, я воспринимаю как упражнение. Иногда это упражнение перешагивает планку простого занятия – во время упражнения растормаживаешь воображение, прогоняешь лень – и тогда что-то может получиться. Но это не основное, конечно, но бывает и так, что удивляешься и сам себе, когда так получается.

Лучшие русские поэты по вашему мнению?

Самый главныый поэт в моей жизни – Юрий Кузнецов.

Из современников могу отметить Николая Рубцова как близкого по духу. Маргарита Чебышева очень сильный поэт, Валентин Востриков – фольклорист, юморист и в то же время серьёзный поэт. Да и классики – Пушкин, конечно же. Из Серебряного века мне ближе всего Николай Гумилёв. Также хотел бы отметить Арсения Тарковского, начало творчества которого приходится на Серебряный век, и проходит через всю историю Советского Союза. У него очень хорошее стихотворение «Жизнь, жизнь» - насквозь пропитано болью к жизни, охватывает все столетия:

Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Современный поэт из глубинки – кто он? Чем он себе на жизнь зарабатывает?

Многие журналистикой занимаются. Конечно, лучше, чтобы профессия была близка к творчеству, чтобы и время было, и круг общения. Я сам вот и книги редактирую, кому-то помогаю – тоже небольшой приработок получается.

В общем-то чистая профессия «поэт» вряд ли возможна, только изданием своих книг и стихов сейчас не проживёшь. В СССР книги большими тиражами выходили, можно было какое-то время прожить. Сейчас же не так, многие издают книги на свои деньги, сами же распространяют. Практически все мои книги выпущены с помощью спонсоров, причём не я искал их, а они сами находили меня. Сейчас вот долго ничего не выспускал, но рукописи копятся. Найдутся спонсоры – издам, нет – и ладно.

А можете чуть подробнее рассказать про спонсоров, как они вас находят? 

Вот, например, славянские стихи. Близкий мне по духу человек увидел на прилавке «Огни купалы», вышедшие от Союза писателей в серии «Народная библиотека». Тогда ещё спонсировала меня Косинская бумажная фабрика.

Изначально разговор шёл от Союза писателей, потом я сам съездил, подписывал какие-то бумаги – давно было, уже не помню. И вот близкий нам по духу человек, который тоже о судьбе России задумывается, увидел книгу, полистал и сказал, что такие книги должны быть не в таком формате, а что их издавать надо тиражом тысяч тридцать. «Обережный круг» издали тиражом в три тысячи, но на те времена это был огромный тираж, потому что больше тысячи никто не издавал. И книга мне даже какую-то прибыль сделала. Потом этот человек проспонсировал «Жили были облака».

То есть сейчас книгами вообще не заработать. Это скорее для души?

Да, для меня так во всяком случае. У других может быть и по-разному.

А вот славянскую поэзию вы рассматриваете как долг перед обществом или творческий порыв?

Когда наиболее насыщенный период был – когда выходил «Обережный круг», да и последующие стихи. Сейчас они уже многим известны, но в отдельном сборнике их тогда не было. В то время всё висело на весах, я скажу так: если бы не вышел «Обережный круг», то вся страна развалилась бы – вот тогда действительно было такое ощущение. Не ради себя, не ради сиюминутности, а что-то очень значимое. Тогда оно не могло не написаться и не напечататься.

Существуют направления в образовательных учереждениях, на которых обучают творчеству. Может ли из этого выйти что-то стоящее, или же природные задатки важнее?

Напрямую вряд ли можно научиться творчеству. Конечно, есть театральная деятельность, искусство работы актёра над собой. Суть системы Станиславского состоит в том, чтобы растормозить воображение, вдохновение. Прямо воздействовать на воображение и вдохновение нельзя. Есть какие-то косвенные приёмы, и только они могут как-то помочь.

И в поэзии тоже косвенные приёмы есть, наработки, методики. Тренировки памяти, воображения, внутреннего зрения, взора сердца, так сказать. Очень многое значит круг общения, особенно беседы с творческими людьми. Не только с поэтами, но и желательно общаться с музыкантами, художниками – оно как-то друг на друга накладывается и влияет. И как Анна Ахматова писала:

Когда б вы знали, из какого сора

 Растут стихи, не ведая стыда

Вот это такой важный момент – творчески ко всему относиться к жизни: и к семье, к воспитанию детей – тоже великое творчество.

В Российской империи было множество писателей и поэтов, в советское время их тоже было очень много. А вот сейчас такое время, что мы своих современников знаем. Был Золотой век, был Серебряный век. А где Бронзовый? Где же он?

Сейчас скорее будет атомный век (улыбается). Вот наша Светлана Сырнева – из наших современников можно выделить. Наш вятский Поэт с большой буквы. Юрий Кузнецов в своё время очень хорошо о ней отозвался.

На ваш взгляд является ли это проблемой – что у людей в обществе несколько другие приоритеты, что меньше стали обращать внимание на творчеств?

В своё время Юрий Кузнецов говорил: «Меня сейчас не читают. Ну, будут лет через 100-150». Здесь проблема всё-таки заключается в том, что новое время несёт изменения, и человек бывает как бы «захвачен» потоками информации, заботой о собственном выживании. Но всё равно, рано или поздно к поэзии человек обратиться. Это временные веяния.

Можете посоветовать кого-нибудь из поэтов-современников?

Вот я и говорил, например – Светлана Сырнева – и наш вятский поэт, и русский. У нас «Велесово слово» - поэтическое сообщество, одноимённый конкурс славянской, родноверческой поэзии – там тоже можно назвать множество авторов. Перво-наперво нужно выделить Марину Волкову (Словодара) из Невограда. Советую ознакомиться с её творчеством. Наташа Панина, Маргарита Чекалина, в Кирово-Чепецке есть очень необычный поэт – Дмитрий Фокин. Он из «молодых», недавно в поэзии, но совершенно необычные стихи у него. В Кирове есть его однофамилец, Валерий Фокин, он уже маститый, знаменитый – тоже очень любопытные стихи пишет. Недавно ушёл из жизни Андрей Жигалин – он вообще насквозь пропитан поэзией, он просто дышал ей. Ушёл достаточно молодым.

У нашей вятской поэзии есть какая-то специфика? Или нельзя с такой точки зрения подходить к такому вопросу?

«Особинка» вятская у нас есть. И душевность особая, и искренность. Наверное всё-таки больше значение оказал на вятскую поэзию Леонид Дьяконов – двоюродный брат Николая Заболоцкого, и они оба в своё время в Питере как раз прикасались к той атмосфере поэтической, которая царила во время Серебряного века. И дух Серебряного века через Леонида Дьяконова к нам пришёл, именно Дьяконов принимал участие в организации литературных клубов. Наши поэты вдохновлялись в первую очередь поэзией Серебряного века.

Это первая часть интервью. Во второй части мы поговорим про Русь, про дух, про неоязычество. Следите за нашим порталом! При желании ознакомиться с творчеством переходите по ссылке, которая находится чуть ниже.

Фото с личной страницы Алексея Анатольевича в социальной сети Вконтакте: https://vk.com/id13943928

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости