Следите за новостями:

Иерей Герман – о вере, служении и семье

Дай Бог всем нам любви, терпения и милосердия

17.01.2024 13:11

2755

Иерей Герман – о вере, служении и семье

Прихожане поздравили настоятеля Вятской старообрядческой общины города Кирова иерея Германа (Чунина) с десятой годовщиной его хиротонии. И решили поговорить с батюшкой о том, как прошли эти десять лет: как всё начиналось и как община изменилась, о нынешнем дне и планах на будущее.

– Отец Герман, вот уже десять лет Вы служите священником, расскажите, пожалуйста, с чего начался этот путь?

– Путь к священству начался, наверное, с детства. Мне посчастливилось вырасти рядом с храмом. Пример служения моего отца, протоиерея Евгения Чунина, оказал большое влияние на понимание моего жизненного пути: надо быть при церкви и в церкви, служить Богу, несмотря на то, что была возможность реализоваться и в других сферах жизни. Храм всегда был частью моей жизни и везде, где мне доводилось жить, я старался делать для храма и общины максимально всё, что могу.

В разговорах с духовным отцом часто приходилось слышать сожаление о том, что многие приходы (среди них и Кировский) остаются без священников. Прихожане этих общин без духовного присмотра, и никакой перспективы найти священника нет. Это переживание закрепилось в моей душе, продолжало тлеть и привело к разговору с владыкой Евфимием. Владыка подтвердил слова духовного отца и выразил надежду на мою помощь Вятской общине. Это был 2012 год.

После этого разговора, я приехал на праздник св. Николы в мае уже как кандидат и обсудил с председателем общины дополнительные вопросы: где жить, как устроить быт. В следующее моё посещение, на престольный праздник 19 декабря уже было намечено поставление в диаконы, которое состоялось в Казани, в 2013 году. Год я служил диаконом там, где я на тот момент жил – во Ржеве, или в Костроме, где доводилось бывать. В Киров приезжал только на Пасху, Великорецкий крестный ход и престольный праздник. Осенью 2013 года было намечено рукоположение в священники на праздник св. Николы, но по некоторым обстоятельствам поставление сдвинулось на праздник Обрезания Господня, 14 января 2014 года.

– Как вас приняла община?

– Приём общины был тёплым. Возможно, в планах общины было побеседовать и с другими кандидатами, но владыка Евфимий был уверен в своем решении. После рукоположения прихожане старались всеми силами помочь организовать быт, активно строили церковный дом, помогали в обустройстве комнат. Чувствовалась общая радость в том, что в Вятской общине появился священник.

– Почему именно священство, ведь были и другие возможности реализовать себя?

– Я не могу сказать, что выбирал. Как и говорилось ранее, когда растёшь при храме или в семье верующего человека, видишь мир несколько по-другому. Ты присутствуешь при крещениях, погребениях, знаешь многие испытания людей, которые приходят в храм со своей болью за утешением, и невольно начинаешь понимать и чувствовать, что все материальное слишком временно, земная жизнь конечна и очень коротка, и задаёшься вопросами: а на что ты хочешь потратить этот отрезок времени? Чего ты хочешь достичь за него? Какую пользу хочешь принести? Прожить жизнь только ли для себя или своей семьи? А может чего-то большего? Каждый искренне верующий человек безусловно размышляет об этом. И материальные вещи уходят на второй план или вовсе уходят, и ты становишься свободнее в выборе. Поэтому других целей для себя я, наверное, не рассматривал.

Какое-то время, в течение семи-восьми лет, мне приходилось работать в светских учреждениях для заработка на жизнь. Но это еще больше укрепило желание трудиться в церкви, при храме. Когда в праздник ты идешь на работу, но всячески ищешь возможность быть в храме, тебя начинает разделять и доставляет крайнее внутреннее неудовлетворение. Хочется быть в церкви и в праздник, и в будни. Поэтому других возможностей для своей реализации я не рассматривал.

Однако некоторая деятельность, например, столярная стала для меня хорошим подспорьем. Я могу сделать что-то для себя или для храма, а иногда просто дать мыслям успокоиться, поработав руками, отвлечься от сложных вопросов, суеты или в моменты испытаний. Все, чему Бог привел научиться – все так или иначе пригождается сейчас в моем служении.

– Как ваше решение стать священником приняли родные?
– Супруга поддерживала. Дети были совсем маленькие. Возможно, мои родители, братья-сестры восприняли мое решение по-разному. И это понятно: надо было далеко уехать, реже видеться. Могло сложиться впечатление, что я не проявляю свою любовь к ним, не могу где-то помочь, поддержать… В тот момент я уповал на Господа: Он всё устроит, успокоит и дарует каждому понимание. Я верил, что родные поймут: если человек выбирает сложный достойный путь, его надо поддержать; тогда труды его будут более результативны, а он сам будет увереннее. Возможно, родителям досадил мой столь далёкий отъезд. Я надеюсь, что Господь всем воздаст благом за переживания.

Но и другое стоит заметить. Расстояние – а это более 1000 километров, в родном приходе во Ржеве я бываю сейчас крайне редко – дало определенную свободу. В каждом приходе есть свои традиции и устои, некие социальные роли, в конце концов которые приходится принимать и адаптироваться. В Кирове я был свободен от этого. Здесь было легче духовно повзрослеть, не оглядываясь на мнение окружающих, отчитываясь в своих действиях только перед Господом, как это указано в правилах – руководствоваться советами духовного отца, епископа.

– Ваш родной приход, где вы провели детство и юность, как вы видите его сейчас, насколько он тот же?

– Безусловно, ржевский приход остаётся родным, очень близким. Всегда вспоминаю его с сердечным теплом. Ржевские христиане внесли большой вклад в моё духовное развитие. Я видел их труды, вдохновлялся их духовными подвигами. За 10 лет община поменялась. Некоторых, к сожалению, уже нет в живых. Появилось много новых людей. Иногда хочется вновь окунуться в ту атмосферу Ржева из детства и юности. Но прошлое остаётся прошлым, а сейчас есть реалии нового дня с заботами и переживаниями, которые в чём-то отличаются, в чём-то сходны. Тёплое чувство по отношению к родному приходу несёшь с собой сквозь года. Даже через много лет есть желание разделить радость праздничной службы в храме детства, но нет такой возможности. В своей памяти я часто отправляюсь туда – и это согревает и поддерживает в трудные минуты.

– В чем сложность священнического служения?

– В сложном священническом служении, на мой взгляд, есть несколько волнующих моментов. Первое – это постоянное духовное совершенствование, работа над собой. Она должна быть у каждого, но со священника особый спрос. Надо держать себя в строгости, бороться со своими слабостями, вдохновлять окружающих христиан и ни в коем случае не вносить соблазн своими поступками, или, не дай Бог, падениями. Второе – это люди, которые приходят в церковь и требуют помощи. Очень часто, даже почти всегда, решение их сложных вопросов выходят за границы человеческих возможностей. В душе скорбишь и просишь Господа, чтобы Он услышал переживания этого человека и посетил его, поддержал, помог укрепиться и не потеряться в жизни. И третий момент – это время. Его обязательно нужно найти для каждого приходящего в храм.

Хочется вспомнить еще одну важную сторону священнического служения – нужно уметь легко прощать людей, не вспоминать досаждений, нападок, обид. Дьявол испытывает каждого и часто бывает, что ты в отношении другого человека сделал много доброго, но он всё равно недоволен и начинает злословить. Тут встаёшь перед выбором: или опуститься до его уровня и начинать с ним ругаться, или попытаться остудить его пыл или с улыбкой принимать его нападки. Это огромная внутренняя работа. Должны быть силы, чтобы на негатив отвечать только добром и незлобием. Это достаточно сложно.

Как-то не так давно довелось услышать, что моя матушка совсем без дела – пускай сидит в храме и встречает людей в те дни, когда нет службы. Когда слышишь такие слова в душе появляется не то чтобы негодование, а ощущение людского непонимания чужого образа жизни. Такие люди склонны видеть лишь свои испытания и сложности. То, что матушка фактически выполняет функции администратора и беспокоится о том, кто придёт помочь в храме, кто вымоет пол к службе, кто проведёт воскресную школу, кто накормит, кто приготовит, где разместить. Бывает у кого-то мнение, что если священник и его семья уехала из храма, то значит, они где-то отдыхают и даже не помышляют о приходе. И это мнение вызывает боль и переживание. Когда у прихода сложности, все друг друга больше берегут и поддерживают. Когда приход растёт и становится стабильным – такие рассуждения встречаются все чаще. Дело в общине выравнивается, а претензий у верующих становится больше. Случаи единичны, но они озвучены вслух и для других соблазнительны. Воспринимать их с добром и любовью – духовное искусство, в котором приходится постоянно совершенствоваться.

– Не приходит ли мысль о том, что священничество не ваше дело, может другое получилось бы лучше?

– Нет, таких мыслей нет и не было. В тяжёлые минуты, когда нет сил, бывает ощущение усталости и желание отдохнуть, как-то немножко забыться, чтобы восстановить силы. Я пробовал многие способы восстановить силы, но всё равно приходишь к тому, что лучший способ – молитва. Лучше молитва в той тишине, которая бывает после великих праздников. Например, служба на Собор Богородицы или Собор Иоанна Предотечи. Когда служба праздничная, но при этом она малолюдна, и ты остаёшься с небольшим количеством молящихся. Вот ты, вот Господь, вот праздник. В такие моменты, наверное, лучше всего восстанавливаешься.

А по поводу выбора в своей жизни я бы сказал так. Человек должен всегда, как мне кажется, искать профессию подвига. Профессия врача, педагога – профессия тоже жертвенная, и эту жертву невозможно компенсировать какими-то материальными благами. Поэтому если человек сделал такой выбор, если его Господь на этот путь призвал, он не должен сомневаться в правильности выбранного пути. А в минуты сомнения, дай Бог, чтобы нашёлся человек, который его вовремя поддержит. Например, у Аввакума в житии Марковна сказала: «Пойдём, Петрович, пойдём… Иди и проповедуй слово Божие». Дай Бог каждому на этом пути мудрой поддержки ближнего и Божьей помощи в тяготах и сомнениях.

– Как семья воспринимает Ваши труды? Не в тягость ли такой образ жизни родным?

– Есть переживания за то, что муж и отец – священник. Эти переживания бывают и у меня – переживания о том, что семья является заложником того, что я священник. Наверное, такие моменты бывают не только в жизни священника. Я много знаю детей врачей, преподавателей, от которых профессия требовала полной отдачи и не давала много времени проводить с семьёй и детьми. Учителя проверяют тетради, готовятся к урокам; врачи работают по графику, в который входят в том числе вечерние, праздничные и суточные смены. Я надеюсь, что и таким семьям Бог воздаст, и недостаток родительского внимания компенсируется в других жизненных аспектах. Все эти труды совершаются во имя Господа, и поэтому от всех лишений, мне кажется, должна будет получиться в итоге только польза. Хочу пожелать детям священников, чтобы они всегда чувствовали, что в трудах их родителей есть и их некоторое участие, их жертва во имя Господа. Жертва, которая им помогает достигать Царствия Божия приблизить или открыть его, многому научиться. Эта ситуация открывает большее участие Господа в их жизни, потому что они изначально, пока без возможности выбора, несут такой подвиг.

– Каким бы вы видели будущее своего прихода?

– Очень хочется, чтобы община укреплялась в вере. Чтобы вера в Господа была стержнем общины. Чтобы всё, что передает Господь нам через Евангелие, было близко каждому. Чтобы каждый приходящий в общину, в храм был услышан, получил поддержку, а выходил из храма накормленным и одетым телесно и духовно, с надеждой на разрешение сложных вопросов и проблем. Каждый получил то, что он ищет. Получил то, ради чего он пришёл в храм и в общину. Для этого, конечно, дай Бог всем нам любви, терпения и милосердия. Хочется, чтобы именно в этих качествах община развивалась и в суете дней помнила о главном.

– Чего бы вы хотели в этот праздник пожелать себе?

– В первую очередь, чтобы суета и дела общественные не отделяли от Господа и создавали меньше таких ситуаций, когда приходится выбирать между службой и чем-то ещё. Чтобы хватало людей желающих и готовых разделять с общиной приходскую жизнь, чтобы помощь общине была им не в тягость, а в радость. Чтоб у священника была возможность прежде всего служить и молиться Богу и, может быть, вдохновлять тем самым остальных. А прихожане с пониманием и осознанностью сами стремились принять участие в жизни прихода.

Фото: vk.com/wall-78991285_3665.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал. Оперативная информация в удобном формате.

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости