Следите за новостями:

Бандитские шайки, лесное «подполье» и политические частушки: чем жили обитатели Вятской губернии век назад

Интереснейшая история о жизни вятских разбойников во времена Гражданской войны

15.05.2022 13:14

5155

  Ольга Тулякова
Бандитские шайки, лесное «подполье» и политические частушки: чем жили обитатели Вятской губернии век назад

Совсем скоро, в октябре 2022 г. исполняется 100 лет, как было покончено с бандитизмом в Вятской губернии, и, по сути, завершилась в нашем крае гражданская война. О том что происходило в то время мы поговорили с Чудиновских Еленой Николаевной, краеведом и многолетним сотрудником Кировского областного архива.

Родька-разбойник

Елена рассказывает об уничтожении банды Родьки Порубова в начале 20-х. Архивные документы тех годов описывают историю, которая вполне бы подошла для сценария захватывающего фильма – с погонями, перестрелками, интригами и личными драмами.

Главарь банды Родион Порубов родился в Омутнинском уезде. До революции жил в собственном доме, занимался торговлей. Советская власть отобрала у него имущество и обложила непосильными налогами. С этого момента началась вражда Родиона с новой властью. В июле 1918 г. он вместе с другими недовольными крестьянами поднял восстание и добыл 70 тысяч рублей казенных денег. Восстание подавили, 600 человек арестовали, но 80 повстанцев, в том числе Родион, укрылись в лесах и жили в землянках.

Вскоре местность была занята белыми. Родион вышел из подполья и вступил в армию в комендантскую команду. Отступать же с ними не захотел, и вновь вернулся в леса. Когда понемногу о нем стали забывать, у крестьян начали пропадать лошади. Идейный борец Родион Порубов превратился в бандита Родьку. В свою шайку он вербовал дезертиров, которых после гражданской войны в местных лесах было видимо-невидимо.

Шайка увеличивалась и к 1921 г. начала действовать открыто. Родьку с товарищем выследил и захватил милиционер Ермолай Носков, но бандитам удалось бежать из тюрьмы. Носков их еще раз выследил, тогда Родька подкрался к дому и выстрелом через окно убил милиционера.

С того времени началась крутая бандитская деятельность его шайки. Убивали, грабили, жгли имущество неугодных людей, уводили лошадей, даже обложили население налогом! Простое перечисление убитых и ограбленных составило бы солидный список. Достаточно было имени Родьки, чтобы запугать человека. Этим пользовались дезертиры, во множестве скрывавшиеся в то время в омутнинских лесах. Они подбрасывали крестьянам записки от имени Родьки, в которых велели принести в указанное место муку или мясо, угрожая в противном случае убить, а имущество сжечь. Зная о Родьке, никто не решался ослушаться.

Во всех селениях банда вербовала себе сторонников, недовольных советской властью и оставляла жен-наложниц, доверяя им награбленное. Люди часто помогали Родьке, впускали в дома, скрывали от властей. Чувствовали себя разбойники настолько свободно, что решались совершать налеты и днем. Повсюду у них были глаза и уши. Им даже помогал один из милиционеров. Так продолжалось до октября 1922 г.

В то время начальником третьего района Омутнинской милиции был Иван Жижин. Угрозой, убеждением или как говориться в документах «в силу некоторых давлений», он завербовал часть родственников бандитов. Те дали подписку влиться в шайку и помочь ее ликвидировать. С их помощью удалось захватить трех бандитов. Одного из них арестовали, а двоих при попытке к бегству пришлось застрелить. Тогда же в перестрелке погибли две женщины – гражданская жена бандита и одна из сообщниц.

Узнав про починок, где скрывается сам Родька, Жижин собрал отряд из 19 человек и окружил дом. Обыск, перестрелка, погоня. Родька чуть было не ушел, но под массой выстрелов упал весь в крови. Когда его затащили в избу, он жил еще часа три, отвечая на вопросы, а потом умер, «так как, хотя его и перевязали, кишки обратно затолкать не могли».

Едет Троцкий на телеге

Гражданская война, по словам Елены, в то время если не прямо, то косвенно захватывала каждого вятского жителя, влияла на его жизнь, занимала его ум. В центральном государственном архиве хранится рукопись комиссии Вятского губкома ВКП(б) за 1920-е годы о положении крестьян губернии. Члены комиссии тогда заходили в избы, заглядывали на вечерки, записывали частушки. Из них очень хорошо можно увидеть, как тогда крестьяне воспринимали разные события 20-ых. Политическая сторона частушек упирается еще в войну 1914-го года:

Мой миленочек в плену,

Роет там канаву,

Одна дома я сижу,

Как травушка вяну.

 

Высоки Карпатски горы,

Я и то на них взошел,

Задушевного товарища

Убитым там нашел.

Но внимательна деревня и к недавним событиям, к двум популярным вождям-товарищам Ленину и Троцкому:

Сидит Ленин на берёзе,

Держит серп и молоток,

А товарищ его Троцкий

Высекает огонёк.

Ленин, Троцкий, дай огня -

Не курил четыре дня.

(В деревне тогда не было сигарет и спичек).

Как по Ваю-по реке

Едет Троцкий в бураке.

Отдает приказы быстро,

Планы держит все в руке.

 

Поиграйте в балалайку,

Ручки разудалые,

На товарище на Троцком

Волосы кудрявые.

 

Едет Троцкий на телеге,

Ленин просится к нему.

Ты куда, товарищ Ленин,

Мине тесно одному.

 

Заходя во дворы, члены губкома видели и у зажиточных, и у рядовых крестьян портреты Николая II или его семьи. На вопрос: «Почему не выбросишь?» уклончиво отвечали: «Как же на стенке и без картинок?». А вечером на посиделках вспоминали прежнюю жизнь:

Сапоги на мне худые -

Сам мне Ленин подарил.

При царе, при Николае,

В лакированных ходил.

 

При царе Николе ели

Белый каравай,

А теперь новый режим -

Все голодные лежим.

Пели в деревнях и о гражданской войне, о борьбе Красной армии с дезертирством. Причем, и от имени «белых», и от имени «красных»:

Мы с товарищем вдвоем

В Красну армию пойдем.

Всех буржуев перережем,

Спекулянтов перебьем.

 

Я на бочке сижу,

А под бочкой - мышка.

Скоро белые придут,

Коммунистам крышка.

 

Дезертиры-дезертиры,

Дезертирам горюшко.

Красна Армия в деревню -

Дезертиры в полюшко.

 

Там-там у ворот

Маленькая ямка,

Мой миленок - дезертир,

А я спекулянтка.

Пели и о комсомольцах, подмечая их бедняцкое происхождение и новые порядки...

У Краинских комсомольцев (из села Русские Краи- Е.Ч.)

На троих одни штаны.

Один носит, другой просит,

Третий в очередь стоит.

 

Комсомольца полюбить -

Надо измениться:

Крест на шее не носить,

Богу не молиться...

 

У миленка-комсомольца

Все по новой моде:

Чашки, ложки во хлеве,

Курица в комоде.

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости